тень

дорога длиной в 3 года

(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (продолжение))
(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (окончание))
(Полукругосветное Путешествие. Отступление: арканы таро в людях)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН вдоль Африки)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН острова Зелёного Мыса)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН переход Атлантики)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ прибытие в Форталезу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ белые пески Джерикоакара)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - это forro, капоэйра и кайпиринья)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ "озеро Райское" (лагоа ду Параису))
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - автостоп это C A R O N A)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - Баррейриньяс и пешком в пустыню)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ простыни Мараньяна)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ немного грязи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ неделя в Сао Луизе)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ раскаянье мёртвых)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ дорога на Радугу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Фейра-ди-Сантана)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Бразильская Радуга)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Белу Оризончи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ пермакультура Семи Озёр)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ домик в горах, Сао Гонсало)


Продолжение продолжает продолжаться
тень

Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ полнолуние в Серу ду Сипо

(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (продолжение))
(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (окончание))
(Полукругосветное Путешествие. Отступление: арканы таро в людях)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН вдоль Африки)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН острова Зелёного Мыса)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН переход Атлантики)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ прибытие в Форталезу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ белые пески Джерикоакара)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - это forro, капоэйра и кайпиринья)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ "озеро Райское" (лагоа ду Параису))
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - автостоп это C A R O N A)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - Баррейриньяс и пешком в пустыню)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ простыни Мараньяна)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ немного грязи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ неделя в Сао Луизе)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ раскаянье мёртвых)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ дорога на Радугу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Фейра-ди-Сантана)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Бразильская Радуга)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Белу Оризончи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ пермакультура Семи Озёр)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ домик в горах, Сао Гонсало)

(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Белу в огне)


Да, забыла сказать, что Минас Жерайс - это земля кристаллов и водопадов (около 150 водопадов, вроде). По-португальски водопад - кашуэйра.

И перед тем, как совсем уехать, я ещё успела побывать на полнолунии в деревне у чёрных бразильцев. Меня отвезла туда взбалмошная девушка Сабина...

Collapse )
тень

Я так люблю свою страну, но ненавижу государство (с)

Мы выехали из Москвы 31 марта в ночь. С 1 апреля, в полночь, в соответствии с местным указом, который только что придумали, должны были закрыть Псков и Псковскую область. Мы собрались, как успели, и понимали, что уже можем и не прорваться.

Но прорываться надо, потому что позади Москва и принудительная самоизоляция, с кюар кодами, штрафами, патрулями и прочей мерзостью, которая заставляет тебя бояться выйти из собственной квартиры, бояться идти по улице твоего родного города, бояться ехать по дороге твоей родной страны. Потому что ты никто, у тебя нет права ни на что, и в любое мгновение власть может придумать и тут же принять любой указ или закон, или переписать быстренько конституцию — и с тобой можно будет сделать что угодно, причём, типа, ради безопасности твоей или общественной. И никакое сопротивление невозможно, потому что эта самая общественность так запугана, что любой, кто откажется сидеть, забившись в угол, и трястись — сразу же чуть ли не враг народа. Из которого власть ещё и пример сделает: вот видите, из-за таких вот нарушителей приходится ужесточать меры, ай-яй-яй.

Мы ехали при свете звёзд и луны и слушали битлз, когда в слезах позвонила хозяйка дома и сказала, что мы не успели, что двух девушек из Питера, которые тоже ехали к ней, уже не выпускают из Пскова, а её друга не пускают забрать их на машине.

Дальше мы ехали молча, не зная, пропустят или нет. Я вспоминала книгу Крапивина, которую читала в детстве, где мальчик ездил на метро на станцию «Якорное поле» из параллельного мира, где жила его мама, которая в этом мире умерла. И в конце книги, когда эту станцию убрали из маршрута поезда, чтобы помешать мальчику туда попасть, он спрыгнул с платформы и побежал по путям. И когда в тоннеле он увидел мчащийся навстречу поезд, то всё равно продолжил бежать. Потому что просто не мог навсегда остаться жить в мире, где нет мамы и станции «Якорное поле». Ему было очень-очень надо в тот, другой мир. И он туда всё-таки пробился.

И мы тоже пробились. Кордоны были, но нам удалось их уболтать, и нас пропустили. Последние сто километров мы ехали с метелью в лобовое стекло, медленно, уже светало, и было страшно, что утром уже не пропустят дальше. Но мы прорвались.

Весь следующий день, когда я гуляла по полям и лесам, прибиралась в доме и обнимала таких хороших, живых и добрых людей — мне всё время хотелось плакать. Мне будет хотеться плакать ещё долго, каждый раз, когда я буду вспоминать, как оказалась здесь. И я буду любить живых людей всегда.

И ещё я буду ненавидеть. То, что заставило меня бояться и бежать. Меня, которая не боялась, когда открыли огонь по толпе, в которой я стояла. Которая не боялась жить нелегалом под лодкой, не боялась спать на улицах незнакомых городов, не побоялась трижды нелегально пересечь разные границы, не побоялась плыть через океан.

Меня заставили бояться находиться в моей родной стране, в моём родном городе. Это сделал никакой не вирус. Это сделало государство. И я ему этого не прощу.


вид из моего окна

тень

убейте меня кто-нибудь

Всем, кто её знал, заранее разрешаю меня проклясть. Я пишу тут о моём личном переживании этой истории, без имён и каких бы то ни было намёков. Я могу исказить детали и факты. Это не так уж важно для меня. Для меня важно выразить вслух ту боль, о которой я давно молчу, и выразить свою любовь и раскаяние человеку, которого больше нет. Whatever.

Мы познакомились с ней лет за десять до её смерти. И как-то всегда вроде бы знали, что она умрёт, потому что у неё был рак. Все те годы знали, и знали про постоянные операции и всё остальное... Но она не умирала, и мы к этому привыкли. Я к этому привыкла. Что она справляется. Несмотря на всю чернуху её жизни.

Когда ей было 9 лет, её изнасиловали. Может быть, поэтому, когда она выросла, у неё развился рак матки. И уж скорее всего поэтому ей было невыносимо спать с мужчинами (хотя она даже побывала замужем) и она предпочитала женщин. Так она и появилась в моей жизни: в неё влюбилась моя подруга. Мы вместе отдыхали летом в Крыму, с палатками. Потом, когда мама подруги узнала об отношениях своей дочери с женщиной, подруге пришлось уйти из дома, и мой добрый папа вписал эту парочку к нам на Планерную, пока они искали деньги и квартиру.

Они реально любили друг друга, несколько лет. А мы с папой с ними дружили, они были нам как родные.

Потом настал момент, когда спустя энное количество операций без общего наркоза, потому что она боялась, что ей потиху вырежут матку и у неё уже никогда не будет детей — ей сказали, что таки матку уже совсем пора вырезать, и если хочешь ребёнка, то беременей и рожай прямо сейчас. И тогда она приняла решение, в правильности которого впоследствии множественно сомневалась. Она отследила овуляцию, надела красивое платье и пошла к одному своему другу мужского пола — и попросила его помочь. И друг помог. И спустя положенное время она родила сына.

И стало ещё тяжелее. Она разрывалась между родным городом, где у её родителей теперь жил её ребёнок, и Москвой, где жила и ждала её домой любимая женщина. Которая, пройдя все стадии ревности и неприятия, в итоге была готова принять её с ребёнком и вместе растить его. Но она боялась забирать ребёнка от родителей, потому что её родители осуждали её ориентацию, и забрать ребёнка к своей женщине означало бы насовсем отказаться от поддержки родителей. А это страшно, потому что на свои силы в связи с состоянием здоровья рассчитывать не приходилось, и на силы любимой женщины такое тоже не повесишь. После удаления матки рак пошёл дальше. Потом удалили почку, ну и так далее. Борьба и боль, операции, долги, таблетки. Депрессуха, чувство вины и прочие всевозможные терзания.

Блять, я честно не представляю, как она вообще прожила ВОТ ТАК столько лет. И при этом ещё и смеялась, и любила, и занималась творчеством...

Первый раз я пережила её смерть в 2012 году, весной, до моего отбытия куда глаза глядят на три года. Она тогда всё спланировала: отправила любимую женщину на пару недель в Индию, мне оставила ключи от квартиры, где они жили, чтобы я поливала цветы, а сама, после депрессивного своего дня рождения на едине с двумя бутылками водки, уехала в свой родной город, где собиралась лишить себя жизни.

Когда она наелась своих антидепрессантов и её начало крыть, ей захотелось поговорить с кем-нибудь перед смертью, и этим кем-то оказалась я. Тогда она мне и написала вот это вот всё...

Я тогда как раз полила цветы и осталась ночевать у них на квартире. И до трёх ночи мы чатились. Пока её слова не начали превращаться в абракадабру. И тогда она попрощалась и пошла в парк, чтобы родители не увидели и особенно сын, которому было тогда два года. Это я ей посоветовала...

Я хочу написать о том, что я чувствовала, пока мы с ней чатились и я уже знала, что с ней происходит — и не могу. Хотя ради этого и затеяла весь этот рассказ. Мне стыдно, что я смею иметь какие-то чувства, какую-то боль по этому поводу. Когда ей было ТАК. Я только упомяну, что во время нашего чата я отходила пореветь и поорать в коридор. Да простят меня соседи. Да пошли бы они на хуй.

Почему я ничего не сделала, спросите вы? Потому что она просила меня ничего не делать. Не писать её друзьям во вк и т. п. Почему я её не отговорила? Я отговаривала, конечно. И упрашивала. И предлагала спрятать её где-нибудь в Беларуси. И деньги предлагала отдать, какие были. Боже, какая это всё ересь. В общем, по сути, всё, что я могла — это посидеть с ней в чате напоследок, как она и хотела. И я сидела.


Или нет, или я могла и должна была написать её друзьям, поставить всех на уши? Поехать в её город? Он правда далеко и я бы не успела. И адреса не знала, никогда там не была. Но она попросила ничего не делать. И я послушалась. Я очень любила её в тот момент. Как бы мало это ни значило.


В общем, она попрощалась со мной и пошла в парк. А я осталась. И три долгих дня я думала, что она умерла.


А потом мне написала смс её мама, что она очнулась в реанимации и попросила сообщить мне, что она жива. Оказалось, что в парке её нашла какая-то компания. Они вытащили у неё из кармана телефон и позвонили на номер «папа». Папа прибежал и вынес её из парка на руках. И её спасли.

Мы с ней даже смеялись потом, в том же чате. И она продолжала шить мне эльфийское платье моей мечты. Но передать она мне его не успела, потому что я уехала — как оказалось, на три года. А когда я вернулась, выяснилось, что платье нашла и выбросила её мама. И я его так никогда и не увидела. Это глупо, конечно, но теперь, когда она умерла второй раз и окончательно, больше всего мне жаль этого платья. Потому что у меня не осталось от неё совсем ничего...

Когда она наелась таблеток и чатилась со мной — это была уже вторая попытка. О первой она рассказала мне тогда же: пыталась повеситься на люстре, но люстра оборвалась. Это тоже было у родителей. Родители ничего не сказали. Они оба у неё психиаторы, крепкие перцы. Она и сама была психиатором-наркологом — и дружила с нами, хиппи-наркоманами, хахахаах)))) Не раз мы обращались к ней за полезным советом!))

Ну так вот, в тот раз она не умерла, и хотя её рак прогрессировал и она жила в том же аду, что и раньше, если не в худшем, у меня как-то отлегло, и с другого континента мне казалось, что всё наладилось. А потом мы почти перестали писать друг другу, как водится.

И вот, три года спустя, когда я уже вернулась, и ещё немного спустя — оказалось, что её любимая женщина (и моя подруга) выходит замуж. За мужчину) Он оказался классный, правда. Мы все были на свадьбе: папа, я — и она. Она была даже свидетельницей. Она была очень рада за свою бывшую, мы все напились и плясали. Это последний раз, когда я её видела.


папа, она и я на свадьбе

Через несколько месяцев я узнала о её смерти. Насильственной. Её труп нашли в том самом парке. Один общий знакомый посоветовал мне погуглить «обнаружен труп девушки в таком-то городе такого-то числа». Я погуглила и нашла фотку. Она лежала на спине, руки и ноги раскинуты, лицо чем-то закрыто, пакетом, что ли. Я узнала кофточку: в этой кофточке она была на своём последнем селфи, в тот же день. Я не стала сохранять фотку трупа, но она и так стоит у меня перед глазами даже и сейчас, спустя несколько лет.

Этот общий знакомый — для меня он знакомый, но ей был близкий друг, и даже поехал в её город на похороны — сказал, что это не совсем убийство, а что она скорее всего попросила кого-то себя убить. Это похоже на правду. Я не посмела спросить, как именно её убили. Но почему-то мне кажется, что её задушили. По фотке трупа было похоже. Хотя я, конечно, не специалист в этой области...

Допустим, ладно, допустим, что она попросила. И её начали душить. Но что она при этом чувствовала??? Была ли она пьяна? И если даже и была — не стала ли она за мгновенье до смерти трезвой, как стекло? Не стала ли биться и вырываться, понимая, что уже поздно? Было ли ей невыносимо страшно и одиноко? Хотела ли она отчаянно жить, несмотря на то, что опять операции и опять боль и борьба и таблетки и всё хуже и хуже?

Я недавно в анимационном сериале встретила стихотворение, и перевела его, как могла. Его в предсмертном трипе главного героя читает персонаж, который в реальности главного героя уже покончил с собой, прыгнув с моста. Там как раз об этом.

THE VIEW FROM HALFWAY DOWN

The weak breeze whispers nothing

The water screams sublime

His feet shift, teeter-totter

Deep breath, stand back, it’s time

Toes untouch the overpass

Soon he’s water bound

Eyes locked shut but peek to see

The view from halfway down

A little wind, a summer sun

A river rich and regal

A flood of fond endorphins

Brings a calm that knows no equal

You’re flying now

You see things much more clear than from the ground

It’s all okay, it would be

Were you not now halfway down

Thrash to break from gravity

What now could slow the drop

All I’d give for toes to touch

The safety back at top

But this is it, the deed is done

Silence drowns the sound

Before I leaped I should’ve seen

The view from halfway down

I really should’ve thought about

The view from halfway down

I wish I could’ve known about

The view from halfway down

ВЗГЛЯД С СЕРЕДИНЫ ПАДЕНЬЯ

Сквозь бриза вялый шёпот

Вода внизу ревёт

Переступить ногами

Вдох, чуть назад — и вперёд

Пальцы ног оторвав от бетона,

Кинуться в воды забвенья,

Но успеть сквозь плотно сжатые веки

Бросить взгляд с середины паденья

Вот ветерок, вот солнышко

Размах реки бескрайней

И эндорфиновый прилив

Несёт покой необычайный

В полёте

Сделалось видней, чем до, как озаренье,

Что хорошо всё - было бы

Не будь я на середине паденья

Беспомощно брыкаться, силясь

Остановить разгон

Я всё б отдал, чтоб пальцам ног

Вернуться на бетон

Но дело сделано, конец

Придёт через мгновенье

Вот если б видеть до прыжка

Взглядом с середины паденья

Нет, правда, не подумал я

Про взгляд с середины паденья

Хотел бы я заранее знать

Взгляд с середины паденья

Я часто думаю о том, как я жила несколько лет и думала, что у неё всё в порядке. Точнее, не так. Как я НЕ ДУМАЛА о том, что у неё пиздец. И никогда ничего всерьёз не пыталась сделать. Границы, скажете вы? Идите на хуй. Когда горит дом, надо выставить двери и вытащить за шкирку того, кто потерял сознание внутри.

Но мы, тупые обыватели, этого не делаем, потому что не хотим жопу поднять из своей жалкой зоны комфорта. Мы надеемся, что пиздец не позвонит в нашу уютную квартирку или не найдёт нас в палаточке у чёрта на рогах. Что нам удастся где-то в уголке прожить мирную благополучную жизнишку, в которой если и не будет звёзд с неба, то автоматически не будет и бурлящих болью и отчаянием адов. А оно так не работает. Если ты бесхребетное чмо — добро пожаловать в ад всепоглощающего бессилия для бесхребетного чма. Смотри, как подыхает мир вокруг, как рушится всё и вся — и ты ничего не можешь сделать. Вот цена твоего маленького я-ни-при-чём уюта.

Она была настоящая. И я её любила. Но мне было похуй, как она там живёт.

Мне и сейчас похуй, по сути, на всех. И на себя. Ну то есть, я полна эмпатии и мне очень больно за всех. Но я забивала и забиваю, я не знаю, за что можно зацепиться, где тот кирпичик, с которого можно начать строить «Нет, я больше не забиваю, потому что я могу... ?»

Что я могу?

тень

как я нашла выход

(ну, почти выход)

Истощив запас наслаждений, следующих за добродетельными поступками, человек снова падает с вершины счастья на самое дно жизни. (с)

Спустя несколько месяцев депрессии и полного отчаяния, в которые я свалилась прошлой осенью, — когда не можешь заставить себя поесть, когда всё время хочется плакать, но не можешь, когда тяжело просто дышать и быть, и очень стыдно за то, что ты такой, но и сделать с этим ничего нельзя; когда твоя жизнь поломалась и рассыпалась, и была ли она вообще; когда перед глазами постоянно возникают чьи-то руки, которые тянутся отхлестать тебя по щекам; когда завтрашнего дня неоткуда ждать, а в сегодня ты раздавлен осмыслением прошлого, в которым ты всё сделал не так — спустя эти месяцы, уже в Минске я добралась до своих старых студенческих рассказов и стихов и все их перечитала. Я писала их в конце девяностых — начале и середина двухтысячных, то есть, двадцать и пятнадцать лет назад. И я их, конечно, смутно помнила, но теперь словно прожила их заново, ярко и отчётливо. И это перевернуло во мне всё.

Это как забытый пласт себя, в котором меня поразило многое. И больше всего — то, что, оказывается, я была приблизительно такая же, как и сейчас. Вот это вот всё, в чём я сейчас потонула — вот эта моя боль, и разрушенность, и депрессуха — это не что-то, что со мной только теперь вдруг сделали и всё поломалось, и больше уже не быть мне такой, как надо. Это как бы такая сторона моей природы, которая всегда у меня была.

Collapse )

тень

Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Белу в огне

(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (продолжение))
(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (окончание))
(Полукругосветное Путешествие. Отступление: арканы таро в людях)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН вдоль Африки)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН острова Зелёного Мыса)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН переход Атлантики)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ прибытие в Форталезу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ белые пески Джерикоакара)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - это forro, капоэйра и кайпиринья)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ "озеро Райское" (лагоа ду Параису))
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - автостоп это C A R O N A)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - Баррейриньяс и пешком в пустыню)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ простыни Мараньяна)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ немного грязи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ неделя в Сао Луизе)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ раскаянье мёртвых)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ дорога на Радугу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Фейра-ди-Сантана)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Бразильская Радуга)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Белу Оризончи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ пермакультура Семи Озёр)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ домик в горах, Сао Гонсало)



Когда я наконец отлепилась от домика в горах и вернулась в Белу Оризончи, город был охвачен восстанием! На улицах догорали костры революции, тут и там приходилось объезжать баррикады. Однако людей не было видно ни души. Водитель объяснил мне (я уже довольно сносно понимала по-португальски), что восстание разогорелось потому, что из-за очередного чемпионата по футболу власти решили поднять плату за проезд. В стране, понимаешь, нищета, чуть ли не основная масса населения живёт в фавелах, где подростки устраивают перестрелки из-за наркотиков, уровень образованности в процентном соотношении самый низкий во всей Южной Америке - а они всё на футбол пускают, один футбол их волнует!

"А где же люди, их что, разогнали?" - спрашиваю я.
"Да футбол разошлись смотреть, сегодня матч показывают".


Как можно не любить Бразилию...



(жмите на картинку, чтобы посмотреть видео)

На самом деле, всё было, конечно, несколько иначе) Простой люд, конечно, исправно смотрел футбол. Но вот студенты и всякие хиппи (вроде меня и похлеще) захватили городскую управу и засквотили её. Несколько суток в главном зале непрерывно продолжалась ассамблея, с прямой трансляцией: обсуждали всякие проблемы и выдвигали список требований к мэру. Тут же валялись матрасы, на них спали по очереди. Каждому желающему давали высказаться в микрофон. А во дворе возле управы понатыкали палаток и тоже дежурили, сменялись, носили еду - и, разумеется, барабанили и плясали, куда ж без этого)) Вокруг всего этого стояло круглосуточное полицейское оцепление. Они тоже дежурили, сменялись, беспрепятственно пускали и выпускали всех желающих.


ассамблея в управе

Я вписывалась по каучсёрфингу неподалёку и ходила в управу потусить. Я всё-таки не настолько говорила по-португальски, чтобы всерьёз участвовать в ассамблее и тем более высказываться в микрофон, однако общая атмосфера, конечно, цепляла и меня.

Надо сказать, мэр ответил отказом на все требования. Тем не менее, восстания прокатились по всей стране, и плату за проезд пришлось вернуть, как была. Ассамблея же в Белу продолжила своё существование в форме "Ассамблеи Популар Горизонталь" ("Общественная Горизонтальная Ассамблея"), то есть, движение за горизонтальное управление обществом. Вот тут их страничка на фейсбуке. Так что, всё не зря!

Конечно, студенческий протест - это не только политика, но ещё и всевозможный арт, и весёлая движуха, и просто тусовка. Одним словом - альтернатива.






Мои продлённые безвизовые месяцы в Бразилии между тем начинали истекать. Полгода пронеслись! Поначалу, по прибытию на яхте к этой земле обетованной, мне казалось, что это моя новая родина и я остаюсь здесь навсегда. Но нет, теперь я начинала понимать, что пора двигаться дальше.

Проотвисав где-то с неделю или две в бунтующем Белу, я списалась снова со Стасей, и оказалось, что у неё похожая ситуация: пора валить. Только она подумывала насчёт Аргентины, а я насела на неё и повернула в сторону Венесуэлы :) Мне всегда почему-то очень хотелось в Венесуэлу, а кроме того, на пути к ней лежало много интересного: фестиваль ЭНКА, о котором мы обе были уже наслышаны, и, конечно, Амазония... В общем, Стася согласилась. В конце концов, я среди ночи еле-еле отлепилась от движухи, приехала ночевать куда-то к чёрту на рога, где вписывалась по каучу Стася, - и утром мы вышли на трассу. Больше я никогда не бывала в Белу Оризончи...
тень

Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ домик в горах Сао Гонсало

(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (продолжение))
(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (окончание))
(Полукругосветное Путешествие. Отступление: арканы таро в людях)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН вдоль Африки)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН острова Зелёного Мыса)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН переход Атлантики)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ прибытие в Форталезу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ белые пески Джерикоакара)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - это forro, капоэйра и кайпиринья)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ "озеро Райское" (лагоа ду Параису))
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - автостоп это C A R O N A)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - Баррейриньяс и пешком в пустыню)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ простыни Мараньяна)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ немного грязи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ неделя в Сао Луизе)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ раскаянье мёртвых)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ дорога на Радугу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Фейра-ди-Сантана)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Бразильская Радуга)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Белу Оризончи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ пермакультура Семи Озёр)



домик в горах

Collapse )
тень

Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ пермакультура Семи Озёр

(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (продолжение))
(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (окончание))
(Полукругосветное Путешествие. Отступление: арканы таро в людях)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН вдоль Африки)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН острова Зелёного Мыса)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН переход Атлантики)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ прибытие в Форталезу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ белые пески Джерикоакара)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - это forro, капоэйра и кайпиринья)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ "озеро Райское" (лагоа ду Параису))
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - автостоп это C A R O N A)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - Баррейриньяс и пешком в пустыню)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ простыни Мараньяна)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ немного грязи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ неделя в Сао Луизе)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ раскаянье мёртвых)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ дорога на Радугу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Фейра-ди-Сантана)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Бразильская Радуга)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Белу Оризончи)


Мне всё сложнее рассказывать. Стоит подумать о чём-то из того времени и начать вспоминать, как меня совершенно уносит в мир той меня, тех людей, моих с ними взаимоотношений, моих чувств и мыслей в той моей голове, - и рассказывать это всё в посте невозможно, да и незачем, а вот выбрать, что из этого упомянуть, совсем нелегко :)

Я очень, очень многое опустила из моего экспириенса в Белу Оризончи. Я прозависала там около месяца, и сами понимаете, что такое месяц в хиппи-тусовке в жарком бразильском городе с ведьминским афро-бразильским общением с духами по полнолуниям. Ну, если и не понимаете, то попробуйте представить.

О всех людях и событиях рассказать может разве что Джордж Мартин, но на это у него уходит от двадцати лет...

Итак, буду кратка. В какой-то момент из Белу для меня нарисовались две дороги: одна, со знакомыми хиппи, на место прошедшей Радуги, где отец Радуги начал делать землю кристалла, и вторая, со знакомыми хиппи, на семинар по пермакультуре. Я выбрала вторую, в пользу Флоры, которая тоже туда ехала, и которая позвала меня после семинара поехать с ней погостить в домике в горах.




Collapse )
тень

Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Белу Оризончи

(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (продолжение))
(Полукругосветное Путешествие. Часть вторая: острова прокачки чакр (окончание))
(Полукругосветное Путешествие. Отступление: арканы таро в людях)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН вдоль Африки)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН острова Зелёного Мыса)
(Полукругосветное Путешествие. Часть третья: ОКЕАН переход Атлантики)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ прибытие в Форталезу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ белые пески Джерикоакара)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - это forro, капоэйра и кайпиринья)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ "озеро Райское" (лагоа ду Параису))
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - автостоп это C A R O N A)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ - Баррейриньяс и пешком в пустыню)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ простыни Мараньяна)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ немного грязи)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ неделя в Сао Луизе)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ раскаянье мёртвых)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ дорога на Радугу)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Фейра-ди-Сантана)
(Полукругосветное Путешествие. Часть четвёртая: БРАЗИЛИЯ Бразильская Радуга)

Белу Оризончи, столица штата Минас Жерайс, занял жирное место в моём бразильском опыте. И это самая южная точка Бразилии, в которой я побывала. Да и самая южная точка моей Южной Америки тоже. Как-то не надо мне было ни в Рио, ни в Сао Паулу, ни в Аргентину. А надо мне было почему-то в Венесуэлу. Но это уже отдельная история...

Это прекрасный город, красивый, холмистый, с бурной социальной и культурной жизнью и кипучей студенческой активностью. А ещё там самое вкусное мороженое.




Collapse )
тень

зачем я крестилась

Мама говорит, я была серьёзной маленькой девочкой со своими мыслями в голове, недоступными для окружающих. Поэтому никто так и не знает, почему в 10 лет я решила креститься, но я тогда вдруг заявила об этом решении. Родители, как обычно, отнеслись с уважением к такому серьёзному заявлению и, не задавая лишних вопросов, устроили мне крещение в церквушке в соседней с нашей дачей деревне Образцово.

Откуда я узнала о такой опции, как крещение, и зачем мне это было надо - я не помню. У нас была совсем нерелигиозная семья, родители - простые советские люди. Однако само крещение отпечаталось в памяти навсегда, не вся церемония в мелких подробностях, конечно, а отдельные детали и, самое главное, тотальное и очень яркое ощущение себя в этом особом церковном пространстве, в котором воплотилось столько всего неосмысляемого, но при этом такого узнаваемого, как если бы вдруг начать видеть воздух, который всю жизнь вдыхал, не задумываясь.

Было это уже 27 лет назад. С тех пор я в эту церковь ни разу не заходила, хотя не раз проезжала мимо на велике. Как-то мне не было туда надо. Уже давно продали бабушкин дом. Уже немало лет провела я в скитаниях, и привыкла, что нет у меня ни корней, ни земли, а крыша моего дома - это небо над дальними странами.

И вот буквально на днях оказалось, что у моего друга в той же местности, где я провела
жирную часть детства, умер дедушка, и он там занимается похоронами. И я поехала друга поддержать. И мы пошли гулять, и, разумеется, я повела его показывать бывший бабушкин дом и все места. Когда посмотрели дом, захотелось дойти до Образцово и посмотреть, что теперь там сталось...

На закате дошли до моей церкви, что стоит на берегу водохранилища. Всё вокруг застроено-перестроено, а она так и стоит, совсем такая же, как была. Подхожу поближе, чтобы сфоткать, смотрю - открыто, хотя уже дело к семи вечера.

И я в неё зашла.

Я не могу вам рассказать обо всех моих чувствах. Как пишут в старых книжках, перо моё бессильно. Я вам только освещу некоторые стороны. Во-первых, я вошла в то самое пространство, которое мгновенно узнала, отождествилась и слилась с ним целиком и полностью. Во-вторых, оказалось, что это был Покров, и церковь была открыта по-праздничному. При этом там никого не было, только удивительно доброжелательная служительница Анна, которую совершенно не смутили ни мои растрёпанные волосы, ни короткая юбочка, ни оголённые плечи, и вместо того, чтобы, как я уже морально настраивалась, начать шипеть на меня и всячески порицать, очень радушно устремилась навстречу, а когда узнала, что в этой церкви меня крестили, стала водить меня по храму и показывать, какие тут есть иконы, что за праздник Покров, что да как. В-третьих, я интуитивно поставила самую большую свечку за бабушку, которой не стало прошлой весной. А в-четвёртых, я вспомнила...

Я вспомнила, как я жила с американцами в Панаме, застряла там после трёх лет путешествия по латинской америке, вот этого моего самого длительного. И всё мне там обрыдло. Панама - это такой край света, где всё кончается, и можно отправиться в новое путешествие в любом направлении. Туда прибивает очень многих путешественников, особенно моряков, и многие, как и я, застревают, не понимая, куда им дальше, - и так и торчат месяцами и даже годами, а некоторые и вовсе продают яхты, покупают землю и пускают корни.

Так вот, встряла я там, паспорт у меня уже кончался, надо менять (а это ещё три месяца ждать, пока он придёт), всё достало, океан надоел, жара надоела, а пуще всего надоели латиносы с их танцульками и болтовнёй и вечной поверхностной праздностью. И никак у меня не получалось взять и свалить, как будто аяхуаска привязала меня лианами к этой земле и не пускает...

Американец, в чьём доме я жила, по корням был греком, а они тоже ортодоксы, и все церковные праздники у них в то же время, что и у нас. И тут как раз выдалась Пасха, он её отмечал, позвал гостей, а мне рассказал, что в паре кварталов пешком, посреди этого американского района ЕСТЬ РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЧАСОВНЯ. Единственная во всей Центральной Америке. И вот она тут, рядом, пешком.

И тут мне, внезапно, на самую Пасху написал один бывший, весь в диких раскаяниях, какой он был сволочью, просил прощения и очень просил, чтобы я помолилась за него. А меня раньше никто никогда не просил за него помолиться. И я решила, что в такой просьбе нельзя отказать. Я полезла в интернет, нашла страничку этой часовни и телефон её служителя и позвонила ему. Вот, говорю, а к вам можно? Приходи, говорит. Ну, я пришла.

Это была совсем домашняя часовня: полдома жилые и там живёт служитель, полдома храм. Однако, внутри было всё от пола до потолка завешено иконами, даже не знаю, как он столько их привёз в Панаму, и убранство было полностью как в нормальной русской церкви. Только там был кондиционер)))) Он мне его включил, дал ключ от входной двери, показал где свечи брать, где что (всё бесплатно), и сказал, чтобы я закрылась тут и оставалась, сколько мне надо, а потом чтоб закрыла и занесла ему ключи. И ушёл.

Я зажгла свечи, села на пол и закрыла глаза.

Так вот, помимо всех прочих переживаний и выполнения просьбы, я почувствовала себя в Образцово, в той самой церкви, где меня крестили, а вокруг будто бы поле, и можно гнать через него на велике, и где-то за ним будет мой дом. И лето, но не это панамское, а то, наше, и глиняная дорога белая и тёплая, с мягкой пылью, по которой так приятно ступать босыми пятками, а ещё можно купаться в речке и добывать яблоки из чужих садов, и все вокруг говорят по-русски.

В общем, через этот коннект между церквями меня позвала моя земля. Хотя я совсем нерелигиозный человек. Потом я плакала с мамой по скайпу и повторяла, что я уже никогда не вернусь и никого их не увижу, а мама говорила: "Что ты! Ты что, забыла дорогу домой?" "Забы-ы-ыла..."

Однако, цепкие лианы не сразу меня отпустили, со второго раза. На первый раз меня не пустили в самолёт. Пришлось наскребать новые 700 баксов и ждать ещё три долгих недели, повиснув где-то между мирами. А потом я прилетела и всё забыла...

И вот, спустя уже 3 года, как я вернулась (которые уравновесили те 3 года, что меня тут не было), и в которые я совершенно не находила себе места и никак не могла почувствовать себя здесь своей, - я совсем непреднамеренно оказалась в той деревне и зашла в церковь, в которой меня крестили, и вспомнила, как она меня звала. И наконец-то по-настоящему вернулась домой. Я не знаю, как это можно объяснить, но я вышла оттуда СВОЯ, и всё здесь теперь снова моё. Я дома!

Вот для этого, видимо, я и крестилась 27 лет назад. Чтобы я могла вернуться.